Выбрать страницу
5
(2)

Мой отец Дмитрий Ерофеевич Огороднов родился 27 февраля1916 года в одном из древнейших городов России — Ростове Великом. Семья была небогатая, но очень дружная. Дима был последним, восьмым ребёнком. В семье было пятеро братьев и три сестры.

Детство

Музыкальные способности и тяга к музыке были очевидны в детстве, но семейные традиции и веяния времени подсказывали более техническое развитие, нежели музыкальное. как говорил сам Дмитрий Ерофеевич, общее состояние умов той эпохи (20-е — 30-е гг. прошлого века) лучше всего выражается знаменитой строчкой из «Марша авиаторов» — «…А вместо сердца — пламенный мотор…». Тем не менее, в порядке любительского интереса, Дмитрий в подростковом возрасте переиграл на всех музыкальных инструментах, но профессионального фундаментального образования, к сожалению, не получил.

Закончив Ростовскую гимназию, в 1935 году он переезжает в Ленинград и поступает в  Горный Институт на факультет геофизики. Его музыкальная одарённость выразилась в том, что в институтской газете Дмитрий отвечал за обзор концертной жизни Ленинграда. Залы Филармонии были для него желанными и родными. Он был в курсе всей богатой концертной жизни Ленинграда.

Спецзадание

В 1940 году по заданию НКВД  Дмитрий выполнял специальное задание по исследованию Курской Магнитной Аномалии, которая не предсказуемо влияла на приборы навигации самолётов. Это было задание государственной важности, поскольку приближение войны ощущала вся страна. Большими зигзагами, с рюкзаком за спиной, где находился прибор весом около 40 килограммов, Дмитрий прошагал около 1000 километров от Тулы до Саратова.  Формально он имел право по удостоверению НКВД пользоваться любым видом транспорта (лошадью, подводой, автомобилем), но Дмитрий предпочитал этим не пользоваться, понимая трудности жизни в селе, где каждая тягловая единица была на счету. Каждый день приходилось проходить 35-40 км. (На заработанные деньги Дмитрий Ерофеевич купил свой первый рояль, который пропал в блокаду).

Одновременно с обучением в Горном он посещал лекции по мировой философии, стремясь к разносторонности образования. 

Это задание отодвинуло защиту его диплома, а затем… а затем началась война…

Война

С августа 1941 года Дмитрий Ерофеевич на фронте. Судьба кидала его в разные точки Ленинградского, Калининского фронта, затем с Карачевской дивизией он оказался под Брянском, а с июня 1944 года воевал на 3-ем Белорусском фронте, участвуя в операции «Багратион». На фронт ушёл также и его брат Михаил.

О своей военной жизни Дмитрий чрезвычайно не любил рассказывать. Однажды он бросил такую фразу: «Война — это грязь, кровь и подлость. Иногда — подвиг». Начав войну в звании старшего лейтенанта, он возглавлял топографическую артиллерийскую разведку полка. От его вычислений зависела точность наведения огня по противнику. Во многом ценность его специальности спасла ему жизнь, когда двое его подчинённых из разведподразделения перебежали к немцам. На всю жизнь Дмитрий Ерофеевич сохранил благодарность к командиру полка, который поручился за него, что его вины в данной ситуации нет. В условиях военного времени это была расстрельная статья, особенно учитывая, что дезертировали информированные разведчики, а не простые пехотинцы. А человеческая жизнь во время войны практически ничего не стоила. Наказание заключалось только в том, что его разжаловали в рядовые, но при этом оставили на офицерской должности руководителем артиллерийской разведки.

23 июня 1944 года началась крупнейшая операция Второй мировой войны — операция «Багратион». Дивизия, в которой служил Дмитрий Ерофеевич, начала наступление на Оршу, которая являлась ключом к освобождению Белоруссии. Фронт в этом месте стоял уже 9 месяцев. Путь преграждал огромный противотанковый ров и многочисленные укрепления фашистов, которые совершенствовались в течение долгого времени.

Наступление на Оршу развивалось очень трудно, и во многом успех его решил ночной бой, в котором информация и вычисления Дмитрия Ерофеевича позволили прорвать оборону немцев и за несколько дней освободить Оршу. За этот бой мой отец был награжден орденом Красной Звезды. Но он так и был оставлен в звании рядового до конца войны.

В конце лета 1944 года при операции по освобождению Каунаса произошёл уникальный случай. Два солдата, братья Михаил и Дмитрий Огородновы, ничего не знали друг о друге с самого начала войны. Как выяснилось позже, Михаил проделал удивительный воинский путь от Ленинградского фронта к Сталинграду, затем участвовал в освобождении Крыма, потом оказался на 3-ем Белорусском фронте. Так вот, в конце лета 1944 года, услышав возглас «Огороднов! К командиру полка!», из соседних окопов поднялись сразу две головы и с изумлением уставились друг на друга. Это были Михаил и Дмитрий Огородновы. Далее они вместе и закончили боевой путь 9 апреля 1945 года в Кёнигсберге.

С интересными историческими фотографиями вы можете ознакомиться в этой статье.

Снова — в музыку!

После войны мой отец защитил диплом Горного института и стал работать в Главной Геофизической Обсерватории. В посёлке геофизиков Воейково он возглавил на общественных началах музыкальную работу.  Вместе с этим закончил музыкальную школу для взрослых им. Н. А. Римского-Корсакова (по классу гобоя), где он и познакомился с моей мамой Тамарой Викторовной. В 1957 году решил оставить научную работу геофизиком и целиком посвятить себя музыке и преподаванию. В этом же году наша семья переезжает в Лопухинку, а через два года их приглашают в Гатчину, так как результаты работы в Воейково и Лопухинке были замечены на областном уровне.

Разрабатывание методики

С 1960 по 1976 гг. мой отец работал музыкальным руководителем в Гатчинской школе-интернате, где и разработал методику вокально-речевого и эмоционально-двигательного развития человека. В конце 70-х годов был приглашён в Москву для преподавания новаторской методики и углублённого исследования результатов.

В 80-е — 90-е годы он объехал с семинарами по методике около 80 городов нашей страны.

Музыка победила и во мне

Я с 1960 года учился в Гатчине в Базовой школе, а с 1964 по 1969 — в школе-интернате. Моя судьба решилась приблизительно в 15 лет, когда я из-за двери услышал, как поёт наш хор. Это был удивительный по красоте и теплу звук, обладающей нравственной чистотой и глубиной. Это и определило мой выбор профессии.

Однако внутри меня происходила борьба. Мой дядя, Сергей Аристархович Семёнов (муж папиной сестры), был археологом и теоретиком археологии с мировым именем. Видя, как я засиживаюсь над картами и атласами, когда бываю у них дома, он был совершенно уверен, что я должен искать своё будущее, в области истории, географии и археологии. Музыка победила, но свою страсть к путешествиям я соединил с музыкой, создав в 1980 году Хоровую школу «Апрель», где путешествия и музыка слились воедино.

Подписывайтесь на наши социальные сети:

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Количество оценок: 2

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.